Календарь. 30 сентября

Мученицы Вера, Надежда и Любовь и их мать София. vera_nadejda_lubov_sofia-01-1

Тропарь мучениц, глас 4

Торжествует Церковь первородных, / и свеселится приемля матерь о чадех веселящуюся, / яже яко мудрости тезоименитая / тройственным богословским добродетелем равночисленныя породи. / Тыя с мудрыми девами зрит уневестившияся Жениху Богу Слову, / с нею и мы духовне в памяти их свеселимся, глаголюще: / Троицы поборницы, / Веро, Любве и Надеждо, / в вере, любви и надежде утверждайте нас.

Кондак мучениц, глас 1

Софии честныя священнейшия ветви/ Вера и Надежда и Любовь показавшеся,/ мудрость обуиша еллинскую благодатию,/ и пострадавше, и победоносицы явившеся,// венцем нетленным от всех Владыки Христа увязошася.

Житие.

В цар­ство­ва­ние им­пе­ра­то­ра Адри­а­на жи­ла в Ри­ме вдо­ва, ро­дом ита­льян­ка, по име­ни Со­фия, что в пе­ре­во­де зна­чит «пре­муд­рость». Она бы­ла хри­сти­ан­ка и со­об­раз­но сво­е­му име­ни жизнь свою ве­ла бла­го­ра­зум­но – по той пре­муд­ро­сти, ко­то­рую вос­хва­ля­ет Апо­стол Иа­ков, го­во­ря: «муд­рость, схо­дя­щая свы­ше, во-пер­вых, чи­ста, по­том мир­на, скром­на, по­слуш­ли­ва, пол­на ми­ло­сер­дия и доб­рых пло­дов»[1] (Иак.3:17). Сия пре­муд­рая Со­фия, жи­вя в чест­ном су­пру­же­стве, ро­ди­ла трех до­че­рей, ко­им на­рек­ла име­на, со­от­вет­ству­ю­щие трем хри­сти­ан­ским доб­ро­де­те­лям: первую дочь на­зва­ла она Ве­рою, вто­рую – На­деж­дою, а тре­тью – Лю­бо­вью. Да и что иное мог­ло про­изой­ти от пре­муд­ро­сти хри­сти­ан­ской, как не Бо­гу угод­ные доб­ро­де­те­ли? Вско­ре по­сле рож­де­ния тре­тьей до­че­ри Со­фия ли­ши­лась су­пру­га. Остав­шись вдо­вой, она про­дол­жа­ла жить бла­го­че­сти­во, уго­ждая Бо­гу мо­лит­вою, по­стом и ми­ло­сты­нею; до­че­рей же сво­их она вос­пи­ты­ва­ла так, как мо­жет сде­лать это пре­муд­рая мать: она ста­ра­лась их при­учить про­яв­лять и в жиз­ни те хри­сти­ан­ские доб­ро­де­те­ли, име­на ко­их они но­си­ли.

По ме­ре то­го, как де­ти рос­ли, воз­рас­та­ли в них и доб­ро­де­те­ли. Они хо­ро­шо уже зна­ли про­ро­че­ские и апо­столь­ские кни­ги, при­вык­ли вни­мать по­уче­ни­ям на­став­ни­ков, при­леж­но за­ни­ма­лись чте­ни­ем, бы­ли усерд­ны в мо­лит­ве и в до­маш­них тру­дах. По­ви­ну­ясь свя­той и бо­го­муд­рой ма­те­ри сво­ей, они пре­успе­ва­ли во всем и вос­хо­ди­ли от си­лы в си­лу. А так как они бы­ли чрез­вы­чай­но кра­си­вы и бла­го­ра­зум­ны, то на них вско­ре все на­ча­ли об­ра­щать вни­ма­ние.
Слух об их пре­муд­ро­сти и кра­со­те рас­про­стра­нил­ся по все­му Ри­му. Услы­хал о них и на­чаль­ник об­ла­сти Ан­тиох и по­же­лал их ви­деть. Как толь­ко он уви­дел их, тот­час же убе­дил­ся, что они – хри­сти­ан­ки; ибо они не же­ла­ли скры­вать сво­ей ве­ры во Хри­ста, не со­мне­ва­лись в на­деж­де на Него и не осла­бе­ва­ли в сво­ей люб­ви к Нему, но от­кры­то пред все­ми про­слав­ля­ли Хри­ста Гос­по­да, гну­ша­ясь бо­го­мерз­ки­ми идо­ла­ми язы­че­ски­ми.
О всём этом Ан­тиох из­ве­стил ца­ря Адри­а­на, и тот не за­мед­лил сей­час же по­слать слуг сво­их с тем, чтобы они при­ве­ли де­виц к нему. Ис­пол­няя цар­ское по­ве­ле­ние, слу­ги от­пра­ви­лись в дом Со­фии и ко­гда при­шли к ней, то уви­да­ли, что она за­ни­ма­ет­ся по­уче­ни­ем до­че­рей сво­их. Слу­ги объ­яви­ли ей, что царь зо­вет к се­бе ее вме­сте с до­черь­ми. Ура­зу­мев, с ка­кою це­лью зо­вет их царь, они все об­ра­ти­лись к Бо­гу с та­кою мо­лит­вою:
– Все­силь­ный Бо­же, со­тво­ри с на­ми по Тво­ей свя­той во­ле; не оставь нас, но по­шли нам Твою свя­тую по­мощь, чтобы серд­це на­ше не устра­ши­лось гор­до­го му­чи­те­ля, чтобы не убо­я­лись мы страш­ных его му­че­ний, и не при­шли в ужас от смер­ти; пусть ни­что не от­торгнет нас от Те­бя, Бо­га на­ше­го.
Со­тво­рив мо­лит­ву и по­кло­нив­шись Гос­по­ду Бо­гу, все чет­ве­ро – мать и до­че­ри, взяв друг дру­га за ру­ки по­доб­но спле­тен­но­му вен­ку, по­шли к ца­рю и, ча­сто взи­рая на небо. с сер­деч­ным воз­ды­ха­ни­ем и тай­ною мо­лит­вою вру­ча­ли се­бя по­мо­щи То­го, Кто по­ве­лел не бо­ять­ся «уби­ва­ю­щих те­ло, ду­ши же не мо­гу­щих убить» (Мф.10:28). Ко­гда по­до­шли они к цар­ско­му двор­цу, то осе­ни­ли се­бя крест­ным зна­ме­ни­ем, го­во­ря:
– По­мо­ги нам, Бо­же, Спа­си­тель наш, про­слав­ле­ния ра­ди Тво­е­го свя­то­го Име­ни.
Их вве­ли во дво­рец, и они пред­ста­ли пред ца­рем, ко­то­рый гор­де­ли­во вос­се­дал на сво­ем троне. Уви­дев ца­ря, они воз­да­ли ему по­до­ба­ю­щую честь, но сто­я­ли пред ним без вся­кой бо­яз­ни, без вся­ко­го из­ме­не­ния в ли­це, с му­же­ством в серд­це и смот­ре­ли на всех ве­се­лым взо­ром, как буд­то бы они при­зва­ны бы­ли на пир; с та­кою ра­до­стью яви­лись они к ца­рю на ис­тя­за­ние за Гос­по­да сво­е­го.
Ви­дя их бла­го­род­ные, свет­лые и бес­страш­ные ли­ца, царь стал спра­ши­вать, ка­ко­го они ро­да, как из зо­вут и ка­ко­ва их ве­ра. Бу­дучи пре­муд­рою, мать от­ве­ча­ла так бла­го­ра­зум­но, что все при­сут­ству­ю­щие, слу­шая ее от­ве­ты, ди­ви­лись та­ко­му ее ра­зу­му. Упо­мя­нув крат­ко о сво­ем про­ис­хож­де­нии и име­ни, Со­фия на­ча­ла го­во­рить о Хри­сте, Ко­е­го про­ис­хож­де­ние разъ­яс­нить ни­кто не мо­жет[2], но Име­ни Ко­е­го дол­жен по­кло­нять­ся вся­кий род[3]. Она от­кры­то ис­по­ве­да­ла свою ве­ру в Иису­са Хри­ста, Сы­на Бо­жия и, на­звав­ши се­бя Его ра­бою, про­слав­ля­ла Его Имя.
– Я хри­сти­ан­ка, – го­во­ри­ла она, – вот то дра­го­цен­ное имя, ко­им я мо­гу по­хва­лить­ся.
При этом она ска­за­ла, что и до­че­рей сво­их об­ру­чи­ла она Хри­сту, дабы нетлен­ную свою чи­сто­ту они со­хра­ни­ли для нетлен­но­го Же­ни­ха – Сы­на Бо­жия.
То­гда царь, уви­дав пред со­бою столь муд­рую жен­щи­ну, но не же­лая всту­пать с ней в про­дол­жи­тель­ную бе­се­ду и су­дить ее, от­ло­жил это де­ло до дру­го­го вре­ме­ни. Он по­слал Со­фию вме­сте с до­черь­ми к од­ной знат­ной жен­щине, по име­ни Пал­ла­дии, по­ру­чив ей на­блю­дать за ни­ми, а через три дня пред­ста­вить их к нему на суд.
Жи­вя в до­ме Пал­ла­дии и имея в сво­ем рас­по­ря­же­нии нема­ло вре­ме­ни для на­уче­ния сво­их до­че­рей, Со­фия утвер­жда­ла их в ве­ре день и ночь, по­учая вдох­но­вен­ны­ми от бо­га сло­ва­ми.
– До­че­ри мои воз­люб­лен­ные, – го­во­ри­ла она, – ныне вре­мя ва­ше­го по­дви­га, ныне на­стал день уне­ве­ще­ния ва­ше­го бес­смерт­но­му Же­ни­ху, те­перь-то вы со­об­раз­но име­нам ва­шим долж­ны по­ка­зать ве­ру твер­дую, на­деж­ду несо­мнен­ную, лю­бовь нели­це­мер­ную и веч­ную. На­стал час тор­же­ства ва­ше­го, ко­гда му­че­ни­че­ским вен­цом вы бу­де­те вен­чать­ся с пре­лю­без­ным Же­ни­хом сво­им и с ве­ли­кой ра­до­стью вой­де­те в пре­свет­лый Его чер­тог. До­че­ри мои, ра­ди сей че­сти Хри­сто­вой не жа­лей­те юной ва­шей пло­ти; не жа­лей­те кра­со­ты ва­шей и мо­ло­до­сти, ра­ди крас­ней­ше­го доб­ро­тою бо­лее сы­но­вей че­ло­ве­че­ских, и ра­ди жиз­ни веч­ной не скор­би­те о том, что ли­ши­тесь сей жиз­ни вре­мен­ной. Ибо ваш небес­ный Воз­люб­лен­ный, Иисус Хри­стос, есть веч­ное здра­вие, неска­зан­ная кра­со­та и жизнь нескон­ча­е­мая. И ко­гда те­ла ва­ши ра­ди Него бу­дут за­му­че­ны до смер­ти, Он об­ле­чет их в нетле­ние и ра­ны ва­ши сде­ла­ет свет­лы­ми, как звез­ды на небе. Ко­гда кра­со­та ва­ша бу­дет чрез му­ки за Него от­ня­та от вас, Он укра­сит вас небес­ною кра­со­тою, ко­ей глаз че­ло­ве­че­ский ни­ко­гда не ви­дел. Ко­гда же ли­ши­тесь вы вре­мен­ной жиз­ни, по­ло­жив ду­ши за Гос­по­да сво­е­го, то Он на­гра­дит вас жиз­нью бес­ко­неч­ною, в ко­ей про­сла­вит вас во ве­ки пред От­цом Сво­им небес­ным и пред Его свя­ты­ми Ан­ге­ла­ми, и все небес­ные си­лы на­ре­кут вас неве­ста­ми и ис­по­вед­ни­ца­ми хри­сто­вы­ми. Вас вос­хва­лят все пре­по­доб­ные, о вас воз­ве­се­лят­ся муд­рые де­вы и при­мут вас в свое об­ще­ние. До­че­ри мои до­ро­гие! не да­вай­те со­блаз­нить се­бя пре­ле­стя­ми вра­жьи­ми: ибо, как я ду­маю, царь бу­дет рас­то­чать вам лас­ки и су­лить боль­шие да­ры, пред­ла­гая вам сла­ву, бо­гат­ство и честь, всю кра­со­ту и сла­дость се­го тлен­но­го и су­ет­но­го ми­ра; но вы не воз­же­лай­те ни­че­го по­доб­но­го, ибо всё сие как дым ис­че­за­ет, как пыль вет­ром раз­ме­та­ет­ся и как цвет и тра­ва за­сы­ха­ет и об­ра­ща­ет­ся в зем­лю. Не устра­шай­тесь, ко­гда уви­ди­те лю­тые му­че­ния, ибо, по­стра­дав немно­го, вы по­бе­ди­те вра­га и вос­тор­же­ству­е­те на­ве­ки. Ве­рую в Бо­га мо­е­го Иису­са Хри­ста, ве­рую, что Он не оста­вит вас страж­ду­щих во имя Его, ибо Он Сам ска­зал: «За­бу­дет ли жен­щи­на груд­ное ди­тя свое, чтобы не по­жа­леть сы­на чре­ва сво­е­го? но ес­ли бы и она за­бы­ла, то Я не за­бу­ду те­бя» (Ис.49:15), неот­ступ­но Он пре­бу­дет с ва­ми во всех ва­ших му­ках, взи­рая на ва­ши по­дви­ги, укреп­ляя немо­щи ва­ши и уго­тов­ляя вам в на­гра­ду ве­нец нетлен­ный. О, до­че­ри мои пре­крас­ные! вспом­ни­те мои бо­лез­ни при рож­де­нии ва­шем, вспом­ни­те тру­ды мои, в ко­их я вскор­ми­ла вас, вспом­ни­те сло­ва мои, ка­ки­ми я учи­ла вас стра­ху Бо­жию, и утешь­те мать ва­шу в ее ста­ро­сти ва­шим доб­рым и му­же­ствен­ным ис­по­ве­да­ни­ем ве­ры во Хри­ста. Для ме­ня бу­дет тор­же­ство и ра­дость, и честь, и сла­ва сре­ди всех ве­ру­ю­щих, ес­ли удо­сто­юсь я име­но­вать­ся ма­те­рью му­че­ниц, ес­ли я уви­жу ва­ше доб­лест­ное за Хри­ста тер­пе­ние, твер­дое ис­по­ве­да­ние Его Свя­то­го Име­ни и смерть за Него. То­гда ду­ша моя воз­ве­се­лит­ся, и дух мой воз­ра­ду­ет­ся, и ста­рость моя под­кре­пит­ся. То­гда и вы бу­де­те во­ис­ти­ну мо­и­ми до­черь­ми, ес­ли, по­слу­шав на­став­ле­ния сво­ей ма­те­ри, бу­де­те сто­ять за Гос­по­да сво­е­го до кро­ви и умре­те за Него с усер­ди­ем.
Вы­слу­шав с уми­ле­ни­ем та­кое на­став­ле­ние сво­ей ма­те­ри, де­ви­цы ис­пы­ты­ва­ли сла­дость в серд­це и ра­до­ва­лись ду­хом, ожи­дая вре­ме­ни му­че­ния как брач­но­го ча­са. Ибо бу­дучи свя­ты­ми вет­вя­ми от свя­то­го кор­ня, они же­ла­ли всею ду­шою то­го, к че­му на­став­ля­ла их пре­муд­рая их мать Со­фия. Они при­ни­ма­ли к серд­цу все ее сло­ва и при­го­тов­ля­ли се­бя к по­дви­гу му­че­ни­че­ства, как буд­то со­би­ра­лись в свет­лый чер­тог, ограж­дая се­бя ве­рою, укреп­ля­ясь на­деж­дою и воз­жи­гая в се­бе огонь люб­ви ко Гос­по­ду. Обод­ряя и утвер­ждая друг дру­га, они обе­ща­ли ма­те­ри сво­ей все ее ду­ше­по­лез­ные со­ве­ты осу­ще­ствить с по­мо­щью Хри­ста на са­мом де­ле.
Ко­гда на­стал тре­тий день, они при­ве­де­ны бы­ли к без­за­кон­но­му ца­рю на суд. Ду­мая, что они лег­ко мо­гут по­слу­шать­ся его со­блаз­ни­тель­ных слов, царь на­чал так го­во­рить к ним:
– Де­ти! ви­дя ва­шу кра­со­ту и ща­дя ва­шу мо­ло­дость, я со­ве­тую вам как отец: по­кло­ни­тесь бо­гам, вла­сти­те­лям все­лен­ной; и ес­ли вы по­слу­ша­е­те ме­ня и ис­пол­ни­те то, что вам при­ка­за­но, то я на­зо­ву вас сво­и­ми детьми. Я при­зо­ву на­чаль­ни­ков и пра­ви­те­лей и всех мо­их со­вет­ни­ков и при них объ­яв­лю вас сво­и­ми до­черь­ми, и вы от всех бу­де­те поль­зо­вать­ся по­хва­лою и по­че­том. А ес­ли вы не по­слу­ша­е­те и не ис­пол­ни­те мо­е­го по­ве­ле­ния, то при­чи­ни­те се­бе ве­ли­кое зло, и ста­рость ма­те­ри сво­ей огор­чи­те, и са­ми по­гиб­не­те в то вре­мя, ко­гда бы мог­ли бо­лее все­го ве­се­лить­ся, жи­вя бес­печ­но и ве­се­ло. Ибо пре­дам я вас лю­той смер­ти и, раз­дро­бив чле­ны те­ла ва­ше­го, бро­шу их на съе­де­ние псам, и бу­де­те вы по­пи­ра­е­мы все­ми. Итак, для ва­ше­го же соб­ствен­но­го бла­га по­слу­шай­те ме­ня: ибо я люб­лю вас и не толь­ко не хо­чу гу­бить кра­со­ты ва­шей и ли­шить вас сей жиз­ни, но же­лал бы стать для вас от­цом.
Но де­вы свя­тые еди­но­глас­но и еди­но­душ­но от­ве­ча­ли ему:
– Отец наш – Бог, на небе­сах жи­ву­щий. Он про­мыш­ля­ет о нас и на­шей жиз­ни и ми­лу­ет на­ши ду­ши; мы хо­тим быть Им лю­би­мы­ми и же­ла­ем на­зы­вать­ся Его ис­тин­ны­ми детьми. По­кло­ня­ясь Ему и хра­ня Его по­ве­ле­ния и за­по­ве­ди, на тво­их бо­гов плю­ем, а тво­ей угро­зы не бо­им­ся, ибо мы то­го толь­ко и же­ла­ем, чтобы стра­дать и пе­ре­но­сить горь­кие му­че­ния ра­ди слад­чай­ше­го Иису­са Хри­ста, Бо­га на­ше­го.
Услы­хав от них та­кой от­вет, царь спро­сил мать Со­фию, как зо­вут ее до­че­рей и сколь­ко им лет.
Свя­тая Со­фия от­ве­ча­ла:
– Имя пер­вой мо­ей до­че­ри Ве­ра, и ей две­на­дцать лет; вто­рая – На­деж­да – име­ет де­сять лет, а тре­тья – Лю­бовь, ко­ей все­го де­вять лет.
Царь был весь­ма удив­лен, что при та­ком юном воз­расте они об­ла­да­ют му­же­ством и ра­зу­мом и мо­гут так от­ве­чать ему. Он на­чал сно­ва при­нуж­дать каж­дую из них к нече­стию сво­е­му и сна­ча­ла об­ра­тил­ся к стар­шей сест­ре Ве­ре, го­во­ря:
– При­не­сти жерт­ву ве­ли­кой бо­гине Ар­те­ми­де.

Но Ве­ра от­ка­за­лась. То­гда царь ве­лел раз­деть ее до­на­га и бить ее. Му­чи­те­ли, на­но­ся ей уда­ры без вся­ко­го ми­ло­сер­дия, го­во­ри­ли:
– По­жри ве­ли­кой бо­гине Ар­те­ми­де.
Но она мол­ча тер­пе­ла стра­да­ния, как буд­то би­ли не по ее те­лу, а по чу­жо­му. Не до­стиг­нув ни­ка­ко­го успе­ха, му­чи­тель по­ве­лел от­ре­зать ее де­ви­че­ские сос­цы. Но из ран вме­сто кро­ви по­тек­ло мо­ло­ко. Все смот­рев­шие на му­че­ние Ве­ры ди­ви­лись се­му чу­ду и тер­пе­нию му­че­ни­цы. И, по­ка­чи­вая го­ло­ва­ми, втайне уко­ря­ли ца­ря за его безу­мие и же­сто­кость, го­во­ря:
– Чем эта кра­си­вая де­ви­ца со­гре­ши­ла и за что так стра­да­ет? О, го­ре безу­мию ца­ря и его звер­ской же­сто­ко­сти, бес­че­ло­веч­но гу­бя­щей не толь­ко стар­цев, но да­же и ма­лых де­тей.
По­сле се­го бы­ла при­не­се­на же­лез­ная ре­шет­ка и по­став­ле­на на силь­ном огне. Ко­гда она рас­ка­ли­лась как го­ря­чий уголь и от нее ле­те­ли ис­кры, то по­ло­жи­ли на нее свя­тую де­ви­цу Ве­ру. Два ча­са ле­жа­ла она на сей ре­шет­ке и, взы­вая ко Гос­по­ду сво­е­му, ни­ма­ло не опа­ли­лась, что всех при­ве­ло в изум­ле­ние. За­тем она бы­ла по­са­же­на в ко­тел, сто­я­щий на огне и на­пол­нен­ный ки­пя­щей смо­лою и мас­лом, но и в нем оста­лась невре­ди­мою, и си­дя в нем, как бы в про­хлад­ной во­де, вос­пе­ва­ла Бо­га. Му­чи­тель, не зная, что еще сде­лать с нею, чем бы он мог ее от­вра­тить от ве­ры Хри­сто­вой, при­го­во­рил ее к усе­че­нию ме­чом.
Услы­хав сей при­го­вор, свя­тая Ве­ра ис­пол­ни­лась ра­до­сти и ска­за­ла ма­те­ри сво­ей:
– По­мо­лись за ме­ня, мать моя, чтобы мне окон­чить ше­ствие мое, дой­ти до же­лан­но­го кон­ца, уви­деть воз­люб­лен­но­го Гос­по­да и Спа­си­те­ля мо­е­го и на­сла­дить­ся ли­це­зре­ни­ем Его Бо­же­ства.
А сест­рам ска­за­ла:
– Помни­те, лю­без­ные мои сест­ры, Ко­му мы да­ли обет, Ко­му уне­ве­сти­лись; вы зна­е­те, что мы за­пе­чат­ле­ны свя­тым кре­стом Гос­по­да на­ше­го и веч­но долж­ны слу­жить Ему; по­се­му пре­тер­пим до кон­ца. Од­на и та же мать ро­ди­ла нас, од­на вос­пи­та­ла и на­учи­ла нас, по­се­му и мы долж­ны при­нять оди­на­ко­вую кон­чи­ну; как еди­но­утроб­ные сест­ры, мы долж­ны иметь од­ну во­лю. Пусть бу­ду я для вас при­ме­ром, дабы и вы шли об за мною к при­зы­ва­ю­ще­му нас Же­ни­ху на­ше­му.
По­сле се­го она по­це­ло­ва­ла свою мать, по­том, об­няв­ши се­стер, так­же це­ло­ва­ла их и по­шла под меч. Мать же ни­сколь­ко не скор­бе­ла о до­че­ри сво­ей, ибо лю­бовь к Бо­гу по­бе­ди­ла в ней сер­деч­ную пе­чаль и ма­те­рин­скую жа­лость к де­тям. Она о том толь­ко со­кру­ша­лась и за­бо­ти­лась, как бы ка­кая-ли­бо из ее до­че­рей не устра­ши­лась мук и не от­сту­пи­ла бы от Гос­по­да сво­е­го.
И ска­за­ла она Ве­ре:
– Я те­бя ро­ди­ла, дочь моя, и из-за те­бя пре­тер­пе­ла бо­лез­ни. Но ты воз­да­ешь мне за сие бла­гом, уми­рая за имя Хри­сто­во и про­ли­вая за Него ту са­мую кровь, ко­то­рую при­ня­ла в мо­ей утро­бе. Иди к Нему, воз­люб­лен­ная моя, и обаг­рен­ная сво­ею кро­вию, как бы об­ле­чен­ная в баг­ря­ни­цу, пред­стань пре­крас­ною пред оча­ми Же­ни­ха тво­е­го, по­мя­ни пред ним убо­гую мать твою и по­мо­лись Ему о сво­их сест­рах, чтобы и тех укре­пил Он в том же тер­пе­нии, ка­кое про­яв­ля­ешь ты.
По­сле се­го св. Ве­ра усе­че­на бы­ла в чест­ную гла­ву и ото­шла к Гла­ве сво­ей Хри­сту Бо­гу. Мать же, об­няв мно­го­стра­даль­ное те­ло ее и це­луя его, ра­до­ва­лась и сла­ви­ла Хри­ста бо­га, при­няв­ше­го дочь ее Ве­ру в небес­ный Свой чер­тог.
То­гда нече­сти­вый царь по­ста­вил пред со­бой дру­гую сест­ру На­деж­ду и ска­зал ей:
– Лю­без­ное ди­тя! При­ми мой со­вет: я го­во­рю это, лю­бя те­бя так же, как отец, – по­кло­нись ве­ли­кой Ар­те­ми­де, чтобы не по­гиб­нуть и те­бе, как по­гиб­ла твоя стар­шая сест­ра. Ты ви­де­ла ее страш­ные му­ки, ви­де­ла ее тяж­кую смерть, неуже­ли и ты за­хо­чешь так же стра­дать. По­верь мне, ди­тя мое, что я жа­лею твою мо­ло­дость; ес­ли бы ты по­слу­ша­ла мо­е­го при­ка­за­ния, я объ­явил бы те­бя сво­ею до­че­рью.
Свя­тая На­деж­да от­ве­ча­ла:
– Царь! Раз­ве я не сест­ра той, ко­то­рую ты умерт­вил? Раз­ве я не от од­ной с нею ма­те­ри ро­ди­лась? Не тем же ли мо­ло­ком я вскорм­ле­на и не то же ли по­лу­чи­ла я Кре­ще­ние, как и свя­тая сест­ра моя? Я рос­ла вме­сте с нею и от од­них и тех же книг и от од­но­го на­став­ле­ния ма­те­ри на­учи­лась по­зна­вать Бо­га и Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста, ве­ро­вать в Него и Ему од­но­му по­кло­нять­ся. Не ду­май, царь, чтобы я по­сту­па­ла и ду­ма­ла ина­че, и же­ла­ла не то­го же, че­го и сест­ра моя Ве­ра; нет, я хо­чу ид­ти по ее сле­дам. Не мед­ли и не ста­рай­ся раз­убеж­дать ме­ня мно­ги­ми сло­ва­ми, но луч­ше при­сту­пи к са­мо­му де­лу, и ты уви­дишь мое еди­но­мыс­лие с сест­рою.
Услы­хав та­кой от­вет, царь пре­дал ее на му­че­ние.
Раз­дев ее до­на­га, как и Ве­ру, слу­ги цар­ские дол­го би­ли ее без вся­кой жа­ло­сти, – до тех пор, по­ка не уста­ли. Но она мол­ча­ла, как бы со­всем не чув­ствуя ни­ка­кой бо­ли, и толь­ко смот­ре­ла на мать свою бла­жен­ную Со­фию, ко­то­рая сто­я­ла тут, му­же­ствен­но взи­рая на стра­да­ния сво­ей до­че­ри и мо­ля Бо­га о том, чтобы Он да­ро­вал ей креп­кое тер­пе­ние.
По по­ве­ле­нию без­за­кон­но­го ца­ря св. На­деж­да бро­ше­на бы­ла в огонь и, остав­шись невре­ди­мою по­доб­но трем от­ро­кам, про­слав­ля­ла Бо­га. По­сле се­го она бы­ло по­ве­ше­на и ее стро­га­ли же­лез­ны­ми ког­тя­ми: те­ло ее па­да­ло кус­ка­ми и кровь ли­лась по­то­ком, но от ран ис­хо­ди­ло чуд­ное бла­го­уха­ние, а на ли­це ее, свет­лом и си­я­ю­щем бла­го­да­тью Св. Ду­ха, бы­ла улыб­ка. Св. На­деж­да сты­ди­ла еще му­чи­те­ля в том, что он не в си­лах по­бе­дить тер­пе­ние та­кой ма­ло­лет­ней от­ро­ко­ви­цы.
– Хри­стос моя по­мощь, – го­во­ри­ла она, – и я не толь­ко не бо­юсь му­ки, но же­лаю ее как сла­до­сти рай­ской: так при­ят­ны для ме­ня стра­да­ния за Хри­ста. Те­бя же, му­чи­тель, ожи­да­ет му­ка в ге­енне ог­нен­ной вме­сте с бе­са­ми, ко­их ты по­чи­та­ешь за бо­гов.
Та­кая речь еще боль­ше раз­дра­жи­ла му­чи­те­ля, и он при­ка­зал на­пол­нить ко­тел смо­лою и мас­лом, – под­жечь его и бро­сить в него свя­тую. Но ко­гда хо­те­ли бро­сить свя­тую в ки­пя­щий ко­тел, он немед­лен­но как воск рас­то­пил­ся, а смо­ла и мас­ло раз­ли­лись и опа­ли­ли всех окру­жа­ю­щих. Так чу­до­дей­ствен­ная си­ла Бо­жия не остав­ля­ла св. На­деж­ду.
Гор­дый му­чи­тель, ви­дя всё сие, не хо­тел по­знать ис­тин­но­го Бо­га, ибо серд­це его бы­ло омра­че­но пре­ле­стью бе­сов­скою и па­губ­ным за­блуж­де­ни­ем. Но, осме­ян­ный ма­лою от­ро­ко­ви­цею, он ис­пы­ты­вал ве­ли­кий стыд. Не же­лая до­лее пе­ре­но­сить та­кой по­зор, он осу­дил, на­ко­нец, свя­тую на усе­че­ние ме­чом. От­ро­ко­ви­ца, услы­хав о при­бли­же­нии сво­ей кон­чи­ны, с ра­до­стью по­до­шла к ма­те­ри и ска­за­ла:
– Мать моя! да бу­дет с то­бою мир, будь здра­ва и по­ми­най дочь свою.
Мать же, об­няв, це­ло­ва­ла ее, го­во­ря:
– Дочь моя На­деж­да! Бла­го­сло­вен­на ты от Гос­по­да Бо­га Выш­не­го за то, что на Него на­де­ешь­ся и ра­ди Него не жа­ле­ешь про­лить свою кровь; иди к сест­ре тво­ей Ве­ре и вме­сте с нею пред­стань к тво­е­му Воз­люб­лен­но­му.
На­деж­да це­ло­ва­лась так­же с сест­рою сво­ею Лю­бо­вью, смот­рев­шею на ее му­че­ния, и ска­за­ла ей:
– Не оста­вай­ся здесь и ты, сест­ра, пред­ста­нем вме­сте пред Свя­тою Тро­и­цею.
Ска­зав сие, она по­до­шла к без­ды­хан­но­му те­лу сест­ры сво­ей Ве­ры и, с лю­бо­вию об­няв его, по свой­ствен­ной при­ро­де че­ло­ве­че­ской жа­ло­сти, хо­те­ла пла­кать, но по люб­ви ко Хри­сту пе­ре­ме­ни­ла сле­зы на ра­дость. По­сле се­го, пре­кло­нив свою гла­ву, св. На­деж­да бы­ла усе­че­на ме­чом.
Взяв те­ло ее, мать про­слав­ля­ла Бо­га, ра­ду­ясь му­же­ству до­че­рей сво­их, и по­буж­да­ла к та­ко­во­му же тер­пе­нию сво­и­ми слад­ки­ми сло­ва­ми и муд­ры­ми уве­ща­ни­я­ми и млад­шую свою дочь.
Му­чи­тель же при­звал тре­тью от­ро­ко­ви­цу, Лю­бовь, и ста­рал­ся лас­ка­ми скло­нить ее, как и пер­вых двух се­стер, к то­му, чтобы она от­сту­пи­ла от Рас­пя­то­го и по­кло­ни­лась Ар­те­ми­де. Но на­прас­ны бы­ли ста­ра­ния обо­льсти­те­ля. Ибо ко­му же так твер­до по­стра­дать за Сво­е­го воз­люб­лен­но­го Гос­по­да, как не Люб­ви, так как и в Пи­са­нии ска­за­но: «креп­ка, как смерть, лю­бовь… Боль­шие во­ды не мо­гут по­ту­шить люб­ви, и ре­ки не за­льют ее» (Песн.8:6-7).
Не уга­си­ли в сей от­ро­ко­ви­це ог­ня люб­ви к Бо­гу мно­гие во­ды мир­ских со­блаз­нов, не по­то­пи­ли ее ре­ки бед и стра­да­ний; ее ве­ли­кая лю­бовь осо­бен­но яс­но вид­на бы­ла из то­го, что она го­то­ва бы­ла по­ло­жить ду­шу свою за сво­е­го Воз­люб­лен­но­го, Гос­по­да Иису­са Хри­ста, а ведь нет боль­шей люб­ви, как по­ло­жить ду­шу свою за дру­зей (Ин.15:13).
Му­чи­тель, ви­дя, что ни­че­го нель­зя сде­лать лас­ка­ми, ре­шил пре­дать на стра­да­ния и Лю­бовь, ду­мая раз­ны­ми му­че­ни­я­ми от­влечь ее от люб­ви ко Хри­сту, но она от­ве­ча­ла, по апо­сто­лу:
– Кто от­лу­чит нас от люб­ви Бо­жи­ей: скорбь, или тес­но­та, или го­не­ние, или го­лод, или на­го­та, или опас­ность, или меч? (Рим.8:15).
Му­чи­тель при­ка­зал, рас­тя­нув ее по ко­ле­су, бить пал­кой. А рас­тя­ну­та она бы­ла так, что чле­ны те­ла ее от­де­ля­лись от со­ста­вов сво­их, и она, бу­дучи уда­ря­е­ма пал­кою, по­кры­лась как баг­ря­ни­цею кро­вию, ко­то­рою на­по­я­лась и зем­ля, как бы от до­ждя.
По­том бы­ла разо­жже­на печь. Ука­зы­вая на нее, му­чи­тель го­во­рил свя­той:
– Де­ви­ца! ска­жи хоть толь­ко, что ве­ли­ка бо­ги­ня Ар­те­ми­да, и я от­пу­щу те­бя, а ес­ли не ска­жешь се­го, то сей­час же сго­ришь в этой разо­жжен­ной пе­чи.
Но свя­тая от­ве­ча­ла:
– Ве­лик Бог мой Иисус Хри­стос, Ар­те­ми­да же и ты с нею по­гиб­не­те!
Му­чи­тель, раз­гне­ван­ный та­ки­ми сло­ва­ми, по­ве­лел пред­сто­я­щим тот­час же вверг­нуть ее в печь.
Но свя­тая, не до­жи­да­ясь то­го, чтобы кто бро­сил ее в печь, са­ма по­спе­ши­ла вой­ти в нее и, бу­дучи невре­ди­мой, хо­ди­ла по­сре­дине ее, как бы в про­хлад­ном ме­сте, поя и бла­го­слов­ляя Бо­га, и ра­до­ва­лась.
В то же вре­мя из пе­чи вы­ле­те­ло пла­мя на невер­ных, окру­жа­ю­щих печь, и неко­то­рых по­жгло в пе­пел, а иных опа­ли­ло и, до­стиг­нув до ца­ря, обо­жгло и его, так что он да­ле­ко бе­жал.
В пе­чи той бы­ли вид­ны и дру­гие си­я­ю­щие све­том ли­ца, ко­то­рые ли­ко­ва­ли вме­сте с му­че­ни­цей. И пре­воз­но­си­лось имя Хри­сто­во, а нече­сти­вые бы­ли по­срам­ле­ны.
Ко­гда по­гас­ла печь, му­че­ни­ца, пре­крас­ная неве­ста Хри­сто­ва, вы­шла из нее здра­вою и ве­се­лою, как из чер­то­га.
То­гда му­чи­те­ли, по по­ве­ле­нию ца­ря, про­вер­те­ли чле­ны ее же­лез­ны­ми бу­ра­ва­ми, но Бог под­креп­лял свя­тую Сво­ею по­мо­щью и в этих му­ках, так что и от них она не умер­ла.
Кто бы мог пре­тер­петь та­ко­вые му­че­ния и не умер бы мгно­вен­но?!
Од­на­ко воз­люб­лен­ный Же­них, Иисус Хри­стос, под­креп­лял свя­тую, чтобы как мож­но бо­лее по­сра­мить нече­сти­вых, а ей воз­дать боль­шую на­гра­ду, и чтобы креп­кая си­ла Бо­жия про­сла­ви­лась в немощ­ном со­су­де че­ло­ве­че­ском.
Раз­болев­ший­ся от ожо­га му­чи­тель по­ве­лел, на­ко­нец, усек­нуть свя­тую ме­чом.
Она же, услы­хав о сем, ра­до­ва­лась и го­во­ри­ла:
– Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, воз­лю­бив­ший ра­бу Твою Лю­бовь, – пою и бла­го­слов­ляю мно­го­пе­тое имя Твое за то, что вчи­ня­ешь ме­ня вме­сте с сест­ра­ми, спо­до­бив и ме­ня пре­тер­петь за имя Твое то же, что и они пре­тер­пе­ли.
Мать ее св. Со­фия, не пе­ре­ста­вая, мо­ли­лась Бо­гу о млад­шей до­че­ри сво­ей, чтобы Он да­ро­вал ей тер­пе­ние до кон­ца, и го­во­ри­ла ей:
– Тре­тья моя ветвь, ча­до мое воз­люб­лен­ное, под­ви­зай­ся до кон­ца. Ты идешь доб­рым пу­тем и для те­бя спле­тен уже ве­нец и от­верз­ся уго­то­ван­ный чер­тог, Же­них уже ожи­да­ет те­бя, взи­рая с вы­со­ты на твой по­двиг, чтобы, ко­гда ты пре­кло­нишь под меч свою го­ло­ву, взять твою чи­стую и непо­роч­ную ду­шу в свои объ­я­тия и упо­ко­ить те­бя с сест­ра­ми тво­и­ми. По­мя­ни­те и ме­ня, мать ва­шу, в цар­стве Же­ни­ха сво­е­го, чтобы он ока­зал ми­лость и мне и не ли­шил ме­ня участ­во­вать и пре­бы­вать с ва­ми в сла­ве Его свя­той.
И тот­час св. Лю­бовь бы­ла усе­че­на ме­чом.
Мать, при­няв ее те­ло, по­ло­жи­ла его в до­ро­гой гроб вме­сте с те­ла­ми свя­тых Ве­ры и На­деж­ды и, укра­сив те­ла их как долж­но, по­ста­ви­ла гроб на по­гре­баль­ную ко­лес­ни­цу, от­вез­ла их из го­ро­да на неко­то­рое рас­сто­я­ние и с че­стью по­хо­ро­ни­ла до­че­рей на вы­со­ком хол­ме, пла­ча от ра­до­сти. На­хо­дясь на мо­ги­ле их три дня, она усерд­но мо­ли­лась Бо­гу и са­ма по­чи­ла о Гос­по­де. Ве­ру­ю­щие по­греб­ли ее там же вме­сте с до­черь­ми. Та­ким об­ра­зом и она не ли­ши­лась с ни­ми уча­стия в Цар­стве Небес­ном и му­че­ни­че­ско­го вен­ча­ния, по­то­му что ес­ли не те­лом, то серд­цем сво­им и она стра­да­ла за Хри­ста.
Так пре­муд­рая Со­фия и жизнь свою окон­чи­ла пре­муд­ро, при­не­ся в Дар Свя­той Тро­и­це трех доб­ро­де­тель­ных до­че­рей сво­их – Ве­ру, На­деж­ду и Лю­бовь.
О, свя­тая и пра­вед­ная Со­фия! Ка­кая жен­щи­на спас­лась чрез ча­до­ро­дие[4] так, как ты, ро­див­шая та­ких де­тей, кои уне­ве­сти­лись Спа­си­те­лю и, по­стра­дав за Него, ныне с Ним цар­ству­ют и про­слав­ля­ют­ся? По­ис­ти­не ты мать, до­стой­ная удив­ле­ния и доб­рой па­мя­ти; так как, смот­ря на страш­ные, тяж­кие му­ки и смерть воз­люб­лен­ных сво­их чад, ты не толь­ко не скор­бе­ла, как свой­ствен­но ма­те­ри, но, уте­ша­е­мая бла­го­да­тью Бо­жи­ею, боль­ше ра­до­ва­лась, са­ма на­учи­ла и умо­ля­ла до­че­рей не жа­леть вре­мен­ной жиз­ни и без по­ща­ды про­лить кровь свою за Хри­ста Гос­по­да.
На­сла­жда­ясь ныне зре­ни­ем пре­свет­ло­го Его ли­ка вме­сте со свя­ты­ми тво­и­ми до­черь­ми, по­шли и нам пре­муд­рость, чтобы мы, со­хра­нив доб­ро­де­те­ли ве­ры, на­деж­ды и люб­ви, спо­до­би­лись пред­стать Пре­свя­той, Несо­здан­ной и Жи­во­тво­ря­щей Тро­и­це и сла­вить Ее во ве­ки ве­ков. Аминь.

При­ме­ча­ния

[1] Апо­стол срав­ни­ва­ет муд­рость зем­ную, мир­скую с муд­ро­стью, ко­то­рая свы­ше, т.е. нис­хо­дя­щею от Бо­га и ука­зы­ва­ет свой­ства по­след­ней: она сво­бод­на от вся­кой гре­хов­но­сти и страст­но­сти, ми­ро­лю­би­ва, лю­бит мир са­ма и лю­бит уми­ро­тво­рять вся­кую враж­ду; чтобы не на­ру­шать ми­ра, она са­ма крот­ко пе­ре­но­сит вся­кие неспра­вед­ли­во­сти; в ней от­сут­ству­ет страсть к спо­рам и пре­ни­ям и да­же в дру­гих стре­мит­ся она по­да­вить эту страсть по­кор­но­стью (по­слуш­ли­ва), она пол­на ми­ло­сер­дия и доб­рых дел.

[2] Род Его кто изъ­яс­нит? – ска­за­но в Кн. прор. Ис­а­ии (Ис.53:8); т. е. про­ис­хож­де­ние или рож­де­ние Иису­са Хри­ста (Его пред­веч­ное рож­де­ние от Бо­га От­ца и вре­мен­ное – от Пре­свя­той Де­вы Ма­рии) ни­кто не в си­лах до­стой­но изо­бра­зить. Эта ве­ли­кая тай­на не вполне от­кры­та да­же Ан­ге­лам (см. 1Пет.1:12).

[3] См. Флп.2:10. Здесь ра­зу­ме­ет­ся имя Сы­на Бо­жия, вслед­ствие ко­е­го Хри­сту долж­ны по­кло­нять­ся все ро­ды су­ществ, небес­ных и зем­ных, и да­же оби­та­те­лей пре­ис­под­ней, злых ду­хов.

[4] Рож­де­ние де­тей в бо­лез­нях бы­ло на­ка­за­ни­ем для жен­щин за гре­хо­па­де­ние Евы, но в этом же за­клю­ча­ет­ся и усло­вие их спа­се­ния. По­се­му ап. Па­вел го­во­рит: «спа­сет­ся (же­на) через ча­до­ро­дие» (1Тим.2:15), впро­чем, «ес­ли пре­бу­дет в ве­ре и люб­ви и в свя­то­сти с це­ло­муд­ри­ем». Та­ко­ва и бы­ла св. Со­фия.

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

  • Контакты:

    Священник Илья Пиэсис
    +7 929 546 83 90
    Подготовка ко Крещению
    +7 915 016 16 56
    Заказать экскурсию,
    посетить храм
    +7 929 997 71 64
    +7 916 957 13 23